Школа номер шесть

Школа номер шестьВ одном небольшом городе было семь школ: школы номер один, два, три, четыре, пять, семь и восемь. Никто не знал, почему нет школы номер шесть. И почему было бы не сделать, чтобы номера школ шли по порядку, от одного до семи. Но как-то раз один мальчик разгадал эту загадку.
Мальчик был маленького роста, а ещё он плохо учился. Вот он и придумал, что когда его ругают за плохую учёбу, он говорит, что он на самом деле не человек, а хоббит. А хоббиты в школе не учатся. Где это сказано, что хоббиты должны ходить в школу?
Он так часто говорил всем вокруг, что он хоббит, что его положили в психушку для детей. Вот там-то он и узнал, что есть в их городе и школа номер шесть. В этой школе учатся сумасшедшие дети. И учителя там сумасшедшие. И сама школа находится глубоко под землёй, чтобы никто про неё не узнал. И никто, попав в эту школу, не может выбраться наверх.
В этой школе номер шесть не учат ни математике, ни русскому. Там вообще уроков нет. Есть лишь несколько классов. Есть класс троллей. Сумасшедшие дети из этого класса оставляют всякие дурацкие комментарии на разных сайтах. Есть класс хоббитов, куда и попал этот мальчик. Психи из этого класса учатся писать с ошибками. Их тоже заставляют посещать разные сайты, где они сами пишут с ошибками и других, нормальных детей так заставляют делать.
Вообще в школе номер шесть было тяжело учиться. Учителя постоянно давали подзатыльники и кричали: "В слове ПРИДУРОК надо делать три ошибки, а не две", "Ты почему извиняешься перед какими-то уродами из интернета, ты что нормальный что ли?" А ещё там кормили одним сахаром. Его насыпали в тарелки как кашу и давали в руку ложку.
К счастью этот мальчик недолго пробыл в этой школе. В психбольнице наверху прорвало канализацию, и школу номер шесть затопило. Воды было под самый потолок. Все другие дети и учителя захлебнулись, они не умели плавать. А этот мальчик выплыл. Школу номер шесть закрыли, а мальчика выпустили на свободу. Он сначала всем рассказывал, что учился в школе номер шесть в классе хоббитов, но ему опять не верили. Потом мальчик перестал так делать.